Fudjimia
dream high or never ever dream
Дни сменяются друг другом, и твоя жизнь летит куда-то. Ты даже не замечаешь, как твой возраст подходит к 30. Нет даже намека на то, что тебя это как-то волнует. Просто ты словно отгородился от таких вещей непробиваемым звукоизолированным стеклом. Нет, дело не в возрасте. Это просто цифра. Но дело в том смысле, которую вбирает в себя это цифра для тебя лично.

Однажды ты просто перегораешь, как чертов предохранитель от короткого замыкания. И не на что его потом поменять, потому что запасные все исчерпаны. И твой предохранитель так стар, что магазинов, где бы ты мог купить замену, просто нет.

Одиночество - это та часть твоей жизни, которая со временем становится такой родной и вкусной, что потом ты не можешь впустить никого к себе в жизнь. Ведь кого бы ты ни впустил, этот человек потопчет твою нежную рассаду у дома под окном, он пройдет грязными тяжелыми ботинками по кусочкам камней, из которых ты заботливо год за годом выкладывал дорогу, он сорвет призрачные цветы и, удивляюсь их прозрачной причудливой красоте, не понимая ее, потому что она иная, скомкает в руках и выкинет на землю УЖЕ мертвым грузом. Этот некто захочет покрасить твой забор в какой-то нелепый или скучный цвет, а потом он доберется и до мебели внутри. Он даже найдет твоего любимого таракана Васю, которого ты хорошенько подкармливал специально, и с которым ты так хорошо сдружился за годы, проведенные вместе, и раздавит его одним их своих тапков, которые человек принесет с собой, полагая, что теперь у него тут дом. Он неряшливо бросит свою куртку, пропахшую "настоящей жизнью" на деревянный комод, которому пятьсот лет от роду, да и достался от взаправдашних шаманов, где в каждой царапинке на нем больше жизни, чем в глупой куртке. Этот человек везде оставит свой запах, затмевая все, что было тебе так дорого. Он заполнит собой, своими привычками и идеями, своей "жизнью", весь дом. И в конце концов, в этом, твоем прекрасном, родном, построенном с нежностью и любовью доме, годами бывшим родным единственным и настоящим, для тебя просто не останется места. И оно станет тебе чужим. Противным, ненастоящим. Не твоим.

Мне не хочется впускать в свою жизнь мужчин. Потому что это только мой дом. И я не готова отдать его им. Я не готова даже покинуть это место хоть на какое-то время, не готова строить новый общий и называть его домом.

Да, мое одиночество - это выбор. Вся моя жизнь до этого - одинокая, где непозволительно кому бы то ни было войти в мою жизнь, - есть осознанное одиночество. Я просто позволяла людям стоять у ограды и наблюдать. Только наблюдать.
Но и сейчас... Я еще больше не хочу никого впускать. Ограда укрепилась и стала выше, все меньше простора открывая для посторонних глаз. Мой призрачный дом и мирок возле него стали такими нечеткими, такими исчезающими вместе со мной, что чужие взгляды могут разрушить этот почти новорожденный мир имени меня.

Когда-то, когда мне было лет 20, я отчаянно хотела любви, впустить кого-то к себе, или хотя бы попытаться это сделать худо-бедно, как получится. Но тогда никто не стоял у калитки, а я не смела выйти за пределы ограды, боясь этого чужого страшного мира. Годы шли и делали свое дело. Они поместили мой дом на край вселенной, где почти не обитают люди. Где ты полностью отвык даже от мысли, что кто-то может захотеть заглянуть за ограду, что кто-то захочет войти внутрь. И ты так свыкся с этой мыслью, что принял данный факт к сведению и сделал вывод - хорошо, я буду радоваться тому, что у ограды нет толпы, что за оградой можно организовать поле и березы, что за ней озера и песок, моря и океаны, создаваемые тобой, а не люди. Я наполняла пространство за оградой, опасливо косясь по сторонам - а вдруг нечаянный прохожий заблудится и попадет в МОЕ райское место? Я так отвыкла от людей, что стала наслаждаться этим раем в одиночку. Вместо того, чтобы стенать, как грустно и плохо жить в таком большом выдуманном мире в одиночку, ты получаешь исключительное удовольствие от того, что никто не нарушает твой выверенный, идеальный мир своим присутствием.

И вот твой возраст подползает к 30. Мой внутренний дом и ограда, все, что построено за ними так велико и прекрасно, что я уже никого не допускаю сюда, даже не просто в дом, за ограду, а вообще не подпускаю даже к моим полям-морям. Осознанно. И это выбор. Просто выбор.

Мы делаем свои выборы каждый день. И я, очевидно, делала такой выбор день за днем. И теперь этот выбор стал настолько могущественным, что я уже ничего другого выбрать не могу, потому что он тяготит меня своей силой. Он показывает мне - смотри, вот березовые рощи, вот дом, вот вселенная, ты разве хочешь это все потерять? И выбор держит тебя страхом. Он пугает тебя тем, что ты можешь потерять все то, что стало дорого сердцу, все, что ты так долго возводил.

С каждым днем... с каждым новым годом, с которым я становлюсь старше... этот страх становится только сильней, лишая меня последней возможности крикнуть в чисто поле "ау" и впустить хоть кого-нибудь к себе в жизнь.

ПС. Кто-то спросит, "почему ты решила, что этот некто обязательно разрушит твой дом или испортит в нем что-то?". Потому. Потому что в моей жизни не попадалось людей, которые относились бы с уважением к моему миру. И раз убедительных доказательств существования таких людей нет, значит они и не существуют. Не существуют до тех пор, пока не будет других доказательств. Но тогда это будет совсем другая история...