Fudjimia
dream high or never ever dream
Любовь умирает медленно. Она скидывает свои одежды, медленно, словно стриптизерша на своей наскучившей работе. Обнажается до самого сокровенного, и ты делаешь последний укол, наносишь последний удар. Легко убить то, что обнажено, открыто и уязвимо. Работа для труса, коим я и являюсь.
Каждый раз влюбляясь, я заранее жду, что этот период кончится. Я предвкушаю, как потом мне будет хреново, потому что и в этот раз чувство придется убить. Лично. Самой. Без оправданий. Потому что оно обречено на смерть.
Ибо ни одно из них не было обреченных на успех.
Нет, я не склонна жалеть себя в таких вещах. Скорей я абсолютно безжалостна. Убивание любви приносит много боли. Иногда слишком много. До той степени, что сложно оставаться в здравом рассудке. Сложно вообще далее потом "быть". Но как бы то ни было, потом боль отпускает. И ты заполняешь очередную пустоту внутри книгами, музыкой, фильмами и другими людьми. И как только ты худо-бедно придешь в себя снова, с залеченными ранами, эта тварь, любовь, настигает тебя снова.
И нет от нее, засранки спасения.
Цикл за циклом. Смерть и рождение.
Временами я завидую людям, которые не западают так глубоко. Которые вместо понятия "люблю" спокойно живут понятием "нравится". Я им правда завидую. Потому что "нравится" - это такая легкая стадия, с которой соскочить одно удовольствие. А "люблю" - это конец света. Потому что любовь, тварь такая, умирать не желает. И ты убиваешь ее. Добиваешь день за днем, пока она не подохнет, унося за собой твою душу, твою жизнь, твои силы, твой рассудок. А потом пока все это худо-бедно восстановишь, оклемаешься, как от тяжелой болезни, - так уже новая беда на подходе. Еще одно чувство, которому суждено будет умереть от твоих рук.
Я буду убивать каждую из них. До последнего вздоха. До тех пор, пока она не оставит меня в покое. Пока не уйдет навсегда, обидевшись на мою жестокость. Потому что в моей жизни нет места для любви. Нет для нее смысла. Нет в ней необходимости, потому что кроме разочарования она больше никогда не давала мне ничего в замен. Кроме этой вот уязвимости, этой слабости, больше и нет ничего. Не осталось. И мужчины, в которых ты влюбляешься, раздевают этой любовью до самого незащищенного места. А потом исчезают из жизни. И жизнь бьет в сокровенное, уничтожая в секунды тебя, такого уязвимого. Нет, тварь, я не дам тебе раздеть меня и на сей раз. Слишком много раз я попадалась на эту удочку. Больше не хочу, не желаю. Я прогоняю тебя, тварь ты такая. Иди отравляй жизнь другим и оставь меня уже в покое. Не хочу влюбляться, не хочу никого любить, не хочу даже рядом с тобой стоять. Все, баста.
Я устала от этой выматывающей влюбленности. Устала от них всех. Одинаковых и непохожих. Глубоких и не очень. Сносящих разум и выворачивающих кости из суставов. Не надо мне более этих спецэффектов. Я просто хочу дожить остаток жизни так, словно любовь для меня навсегда умерла.
А она и правда умерла. Как сейчас...
Как сейчас.